На рынке юридических услуг с 2006 года

О противостоянии сторон при расторжении договора лизинга из уст российской прессы и как все было на самом деле

Недавно попалось под руку статья «Лизинг: возможность или угроза для бизнеса?» от Александра Бескина в довольно-таки авторитетном издании - Российская газета - Федеральный выпуск № 85(6953) (https://rg.ru/2016/04/21/lizingovye-spory-sposobny-prinesti-vygodu-tolko-odnoj-storone.html).

Публикация не новая, датированная 21.04.2016.

Но зацепила, что называется за живое.

Автор статьи повествует о том, что «корпоративные лизинговые споры могут, оказывается, приносить выгоду лишь одной стороне».

Автор с ярким художественным окрасом формирует в умах читателей судебный произвол в целях защиты иностранного лизингодателя, который после расторжения договоров лизинга с российским лизингополучателем изъял предметы лизинга и продал их с 70 процентным дисконтом, чтобы обратить сальдо встречных обязательств в свою пользу. 

Автор неоднократно ссылается на «злоупотребление» лизингодателя; пишет, что после изъятия техники «лизингополучатель остался ни с чем и обанкротился»; что «исчез весь накопленный ВАС РФ инструментарий восстановления справедливости в данных отношениях»; что Постановление Пленума ВАС РФ № 17 не работает; что возникает «тупик, при котором отчет о рыночной стоимости имущества суд не принимает во внимание, но и воспрепятствовать продаже по заниженной стоимости лизингополучатель тоже не может». Автор задается вопросом «нужны ли российской экономике такие инвестиции?».

В качестве вывода автор заключил: «учитывая беспомощность судебной системы перед такими злоупотреблениями лизингодателей, включение в данную систему регулятора является единственным способом воспрепятствовать превращению "развода" между лизингодателем и лизингополучателем в "развод" лизингополучателя».

Но как после этого практикующему юристу не захочется собственноручно покопаться в деле, на которое ссылается автор статьи.

Я, естественно, поспешил обратиться к первоисточнику и через «Картотека арбитражных дел» ознакомился с судебными актами по делу А40-83841/2013.

Так из решения Арбитражного суда г. Москвы от 27 июня 2016 г. (данным судебным актом дело решено по существу после того, как побывало во всех инстанциях) следует, что ЗАО «Холдинг-Центр», ООО «Правовая поддержка» обратились с иском к ООО  «Катерпиллар Файнэншл» о взыскании в пользу каждого 132 122 145 рублей 44 копейки основной задолженности и 11 128 363 рубля 95 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами. В качестве основания иска к лизингодателю истцы указали на неправомерное удержанием лизингодателем уплаченной в составе лизинговых платежей выкупной цены предмета лизинга после расторжения договоров лизинга.

Определением от 18 марта 2014 года требования ЗАО «Холдинг-Центр» выделены в отдельное производство с последующим присвоением делу номера А40-55031/14.

В порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, ООО «Правовая поддержка» заявило об увеличении суммы основной задолженности до 4 924 775, 61 долларов США, проценты - до 27 912 414 рублей 80 копеек.

Решением от 25 июля 2014 года в иске отказано.

Протокольным определением от 09 февраля 2015 года Девятого Арбитражного апелляционного суда произведена замена ООО «Правовая поддержка» правопреемником - ООО «Маркетинговые решения».

Постановлением от 12 февраля 2015 года Девятого Арбитражного апелляционного суда решение от 25 июля 2014 года оставлено без изменения.

Постановлением АС МО от 29 апреля 2015 года решение от 25 июля 2014 года и постановление 12 февраля 2015 года отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, истец увеличил сумму основной задолженности до 4 924 776,61 долларов США, проценты – до 94 453 976 рублей 70 копеек.

ЗАО «Холдинг-Центр» привлечено к участию в деле на правах третьего лица, не заявляющего самостоятельного требования относительно предмета спора. Решением от 29 сентября 2015 года, оставленным без изменения постановлением от 23 декабря 2015 года Девятого арбитражного апелляционного суда, исковые требования о взыскании 4 924 776,61 долларов США основной задолженности и 94 453 976 рублей 70 копеек процентов удовлетворены.

Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 24 марта 2016 года решение от 29 сентября 2015 года и постановление от 23 декабря 2015 года отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Суд кассационной инстанции указал на то, что при новом рассмотрении дела суду первой инстанции необходимо с учетом изложенного и в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации надлежащим образом дать оценку заключенным между лизингополучателем и ответчиком соглашениям об урегулировании убытков, осуществить расчет встречных обязательств по договорам, по которым не были заключены соглашения об урегулировании убытков в соответствии с положениями постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 17 от 14 марта 2013 г. «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» исходя из стоимости предметов лизинга, согласованной сторонами в актах возврата и договоре купли-продажи от 24 февраля 2012 года, проверить доводы и возражения сторон, всесторонне, полно, объективно исследовать фактические обстоятельства дела, вынести законный и обоснованный судебный акт.

В постановлении АС МО от 24 марта 2016 года указано, что стороны согласовали стоимость предмета лизинга на момент его изъятия в соответствии с пунктом 17.4 Общих условий договоров финансовой аренды. Доказательства оспаривания оценки предмета лизинга в порядке, предусмотренном 17.4 Общих условий договоров финансовой аренды, лизингополучателем не представлены. Стоимость предмета лизинга, определенная сторонами, указана в актах возврата предмета лизинга. Доказательства недействительности указанных актов лизингополучатель также не представил.

Ответчик возражает против иска, утверждая о том, что в результате расторжения договоров лизингодателю причинены убытки в размере 795 384,13 долларов США.

Заслушав объяснения представителей сторон, третьего лица, изучив материалы дела, суд считает исковые требования обоснованными и подлежащими удовлетворению частично.

В соответствии с пунктом 17.4 Общих условий договоров финансовой аренды (лизинга) при возврате каждого предмета лизинга лизингодатель оценивает состояние полученного предмета лизинга и указывает состояние данного предмета лизинга, а также степень износа и его оценочную стоимость в акте о возврате. В случае несогласия лизингополучателя с результатами оценки состояния и/или стоимости соответствующего предмета лизинга лизингодателем назначается независимая экспертиза предмета лизинга. Кандидатура независимого эксперта согласуется сторонами в письменной форме, а при невозможности достижения сторонами согласия о кандидатуре эксперта – назначается производителем предмета лизинга или его представителем на территории России по обращению любой из сторон. Расходы на такую независимую экспертизу несет сторона, доводы которой были опровергнуты результатами экспертизы. Руководствуясь указанным положением Общих условий договоров финансовой аренды (лизинга) и на основании решений Арбитражного суда города Москвы по делам № А40-86758/11 и А40-75580/11 лизингополучатель передал ответчику все предметы лизинга на основании актов возврата, в которых стороны согласовывали стоимость каждого предмета лизинга на дату фактического изъятия с учетом недостатков, образованных за период эксплуатации. Доказательства оспаривания результатов оценки предметов лизинга в порядке, установленном пунктом 17.1. Общих условий договоров финансовой аренды (лизинга) в материалы дела сторонами не представлено. Также не представлено доказательств признания указанных актов возврата техники недействительными.

В постановлении ФАС МО от 24 марта 2016 года указано о том, что отсутствуют основания для применения стоимости предметов лизинга отличной от стоимости, указанной в актах возврата, соглашениях об урегулировании убытков и договоре купли- продажи от 24 февраля 2012 года.                                               

В итоге суд указал, что стороны согласовали размер прав требования лизингополучателя к лизингодателю о возврате выкупной стоимости, размер прав требования ответчика к лизингополучателю о возмещении убытков с учетом денежных средств, присуждены судом, взаимозачет (прекращение) установленных встречных прав друг против друга, то есть, путем заключения указанных соглашений стороны договора лизинга избранным им способом соотнесли встречные предоставления, сделанные к моменту расторжения договоров лизинга и определили завершающую обязанность (сальдо) с учетом согласованной стоимости возвращаемого имущества. При этом определение завершающей обязанности лизингодателя было осуществлено не в соответствии с разъяснениями, содержащимися в постановлении от 14 марта 2014 года №17 Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, что не противоречит принципу свободы договора, потому что данные разъяснения не относятся к императивным нормам. В связи с этим отличие условий соглашений от содержания данных разъяснений само по себе не может служить основанием для неприменения достигнутых сторонами договоренностей. Данная позиция отражена в определении от 04 августа 2015 года по делу №310-ЭС15-4563 Верховного Суда Российской Федерации.  В связи с этим расчет, представленный истцом в отношении 23 договоров, не может быть принят как доказательство неосновательного обогащения ответчика. Обязательства по договорам прекращены заключением их сторонами соглашений (статья 153 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Что касается от сальных 6 договоров лизинга, по которым не были заключены соглашения об урегулировании убытков, сальдо встречных обязательств определяется в соответствии с постановлением от 14 марта 2014 года №17 Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга».

Суд указал, что на момент расторжения спорных договоров и изъятия предмета лизинга с учетом обязанности лизингодателя по возврату лизингополучателю выкупной стоимости предмета лизинга обязанность лизингополучателя по уплате каких-либо платежей по договорам отсутствовала.

Требования истца о взыскании 32 655,42 долларов США в объеме уступленного требования подлежат удовлетворению на основании статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В конечном счете, суд взыскал с ООО «Катерпиллар Файнэншл» в пользу ООО «Маркетинговые решения» 39 951,10 долларов США в рублевом эквиваленте по курсу ЦБ РФ на день платежа, из них: 32 655,42 долларов США основной задолженности и 7 295,68 долларов США процентов.

На мой взгляд, данный судебный акт под председательством судьи Т.В. Ильиной – достоин, чтобы взять его на вооружение и ссылаться на него когда нужно будет вспомнить, что отличие условий соглашений от содержания разъяснений, указанных в постановлении от 14 марта 2014 года №17 Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации - не противоречит принципу свободы договора, потому что данные разъяснения не относятся к императивным нормам и само по себе не может служить основанием для неприменения достигнутых сторонами договоренностей.

Автору статьи следовало бы дождаться два месяца для выхода итогового судебного акта, изучить имеющиеся судебные акты (первоисточники), нормы закона, понимать основы права и осознать, что у сторон были определенные договорные отношения и что стоимость возвращенной техники согласована с лизингополучателем (заактирована и не обжаловалась в последствии)!

Таким образом, в очередной раз убеждаюсь «не так страшен черт как его малюют»!

Особенно если его «малюют» ради красного словца!


О противостоянии сторон при расторжении договора лизинга из уст российской прессы и как все было на самом деле Лизинг: старое о главном! С Новым 2019 годом и Рождеством! О качестве современных новостроек г. Уфы Игры застройщиков с коэффициентами площадей Субсидиарка, как инструмент в процедуре банкротства Снова на тему прецедентности и проблемы с единством судебной практики С Новым 2018 годом! Новое постановление от Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 N 58 об ОСАГО! С Днем Конституции Российской Федерации! Суд взыскал неустойку с застройщика в полном объеме! МТС не перестает шокировать своих абонентов! «Почему в России должнику проще ликвидироваться, чем исполнять судебные решения и рассчитываться со своими кредиторами?» О торжестве справедливости на примере гражданского дела о взыскании арендной платы и неустойки арендодателем помещения в ТРЦ «ИЮНЬ» в г. Уфа ИСТИНА» поздравляет своих друзей, клиентов и партнеров с Новым Годом и Рождеством! Насколько российской правовой системе близок судебный прецедент? Рассуждения на тему: «Нравственное содержание профессии юриста»

Другие разделы

О противостоянии сторон при расторжении договора лизинга из уст российской прессы и как все было на самом деле Лизинг: старое о главном! С Новым 2019 годом и Рождеством! О качестве современных новостроек г. Уфы Игры застройщиков с коэффициентами площадей Субсидиарка, как инструмент в процедуре банкротства Снова на тему прецедентности и проблемы с единством судебной практики С Новым 2018 годом! Новое постановление от Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 N 58 об ОСАГО! С Днем Конституции Российской Федерации! Суд взыскал неустойку с застройщика в полном объеме! МТС не перестает шокировать своих абонентов! «Почему в России должнику проще ликвидироваться, чем исполнять судебные решения и рассчитываться со своими кредиторами?» О торжестве справедливости на примере гражданского дела о взыскании арендной платы и неустойки арендодателем помещения в ТРЦ «ИЮНЬ» в г. Уфа ИСТИНА» поздравляет своих друзей, клиентов и партнеров с Новым Годом и Рождеством! Насколько российской правовой системе близок судебный прецедент? Рассуждения на тему: «Нравственное содержание профессии юриста»